Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       
Фотогалерея
Главная Общество Солдатская вдова без права ею быть

Солдатская вдова без права ею быть

17 ноября 2015

Родилась Антонина Ильинична 14 ноября 1920 года пятым ребёнком в бедной многодетной семье в деревне Луговая, которая находилась на острове Симан реки Оби.

Мы попросили её рассказать о себе, и вот что она вспоминает о своём детстве: «В семье было 12 детей, жили бедно. Деньги, вырученные от продажи рыбы, лесных ягод и кедровых орех, семья тратила на приобретение необходимых для подворья сенокосилок, молотилок и жалеек. Не оставалось ни на еду, ни на одежду - мы часто плакали. В 30-ые годы семью раскулачили. Забрали всё, до шерстинки, до перинки, оставив детей голыми. Мы рады были тому, что не сослали. Мы видели, как потом повсюду по кустам были разбросаны наши сенокосилки и жалейки, доставшиеся нам кровью и потом. Смотреть на это было больно ¬ обижались на отца, который виновато отводил глаза».

В 17 лет Антонина вышла замуж за хорошего деревенского парня Алексея Степановича Удальцова. Шел 1937 год, регистрировать брак в глубинке было не принято, но стала она Удальцовой на миру и по документам. Самое время жить, но через год и два месяца в 1939 году молодого мужа забирают на срочную службу, оттуда – на фронт. Так и не вернулся. После войны пришла похоронка, но Антонина не хотела верить и не верила в смерть Алексея. Продолжала ждать. И только в 2004 году в Книге Памяти нашли запись: погиб в первые месяцы войны 11 сентября 1941 года под Москвой.

Спустя 4 месяца после ухода Алексея в армию родился у Антонины первенец, радость и надежда, смысл жизни - Александр Алексеевич. Но счастье материнское было недолгим: в год сын умирает. Так и прожила всю жизнь одна. Замуж выйти? А вдруг Алексей живой, а вдруг придёт.

Вся её жизнь – работа, многогранная, нескончаемая, чаще непосильная, в колхозе, в артели, на собственном подворье. Об этом она рассказывает много и охотно: «Работала круглый год с утра до вечера не покладая рук. Мужиков в деревне после войны не осталось. Вся работа - на женщинах. А что я! Мужика нет – заступу нет. Детей нет – отгородиться нечем. Гоняли меня на работу каждый день без отдыха, а благодарности никакой: похвалят раз в год на собрании по поводу годовщины революции, вот и всё.

Весной пахали, боронили на быках, сеяли вручную. Работали ночью: один с фонарём – светит, другой рядом - разбрасывает семена. Не скажу, за плугом не ходила, а быка водила. Бывало, он ляжет и не встаёт, пока не належится. Стоишь и ждёшь, и бьёшь, а то и плачешь. Летние работы начинались с закладки силоса, а силос – осока да бурьян. Затем - заготовка сена, я больше на стогу стояла. За лето трое штанов изнашивала. Если под стогом стояла, большой пласт брала, чтобы не хуже мужиков, чтобы трудодень поставили.

Осенью жала, большей частью – серпом. Снопы вязали и ставили в суслоны, потом на пароконке (тележка такая, по бокам жерди набиты) возили на ток, делали кладь, потом молотили, а было всего три молотилки. Семя веяли и сдавали государству, а соломку льна мяли, трепали, чесали – обеспечивали себя работой на всю зиму. Зимой тем легче, что на морозе меньше, но работы всё равно было невпроворот. При топившейся печке пряли на кроснах, получалась ткань - холст, из которого шили мужикам чембары, детям – рубашки, а себе – что останется.

Зимой возили с полей соломку, приходилось мёрзнуть: одежонки¬то не было. Были и радостные моменты в жизни: придумали «грабельки», кузовок к литовке, чтобы сразу был сноп, за это два трудодня ставили. Один год соседний Насоновский колхоз с уборкой не справился. Я одна с мужиками на «подмогу» поехала: кроме трудодней «прогрессивку» платили: килограмм овса за день. И на покосах поощряли: 50 соток выкосишь – полкилограмма печёного хлеба дадут, сто соток – килограмм. Я по 75 выкашивала.

Плохо жили из¬за налогов: каждый год надо было сдать 12 килограммов сливочного масла, 36 килограммов мяса, 100 яиц, 4 килограмма брынзы, полторы шкуры с овцы. Конечно, с одной овцы столько не возьмёшь – плати чем­либо другим, лучше – деньгами.

Разрешалось иметь на подворье одну корову, земельный участок в 15 соток. Если при ревизии, которая проводилась два – три раза в год, обнаруживалось больше, посаженное вырывали с корнем. Свиней и птицу не держали: их нечем было кормить. Агенты ходили по дворам, забирали все деньги, не оставляя на спички. Чтобы заплатить агентам, всю собранную в лесу ягоду и пойманную в реке рыбу на тележках увозили продавать на базар в райцентр Болотное. Делали пять ходок за лето. Заставляли подписывать заём: ты в государство – деньги, тебе ¬ облигация, документ, где указана отданная тобой сумма. Может быть, когда­нибудь будет выигрыш. Так помогали государству.

Страшно вспоминать, да разве всё расскажешь! Сейчас на государство обижаться грех: держи скотину, картошки сажай, сколько хочешь. Пенсию домой приносят - хорошие деньги. Вода в доме. Племянники не бросают. Жить бы да жить, да сильно руки болят». Я побывала в гостях юбилярши и узнала, что девичью фамилию Антонине Ильиничне пришлось вернуть, когда в 1975 году она оформляла пенсию: подтвердить фамилию мужа было нечем. Поэтому и не вдова, поэтому и нет для неё льгот. А ведь приглашали Антонину Ильиничну на праздники в ДК и школу на вечера, уроки, поздравляли и чествовали как вдову, и все её знали как вдову, и никому в голову не приходило усомниться в этом.

С некоторой обидой в голосе, наверное, на саму себя, а может, на законы государства, она называет имена женщин, которые выходили замуж за участников войны и хоронили их в мирное время. Эти женщины признаны вдовами. Антонина Ильинична по-прежнему делится воспоминаниями, сама топит печь и готовит кушать. Выкопала картошку, засолила несколько банок огурцов и помидоров. Вязать и прясть перестала недавно: глаза стали видеть хуже.

А.И. Таскаева награждена тремя юбилейными медалями. Любима родственниками и уважаема людьми. Уходя, я ещё раз осмотрела комнаты и дом... Грустно. Нет, не так должны сегодня жить те, кто вынес тяжелейшие испытания нашей истории, чьим непомерным трудом восстанавливалась и поднималась страна. Дорогая Антонина Ильинична, поздравляем Вас с днём рождения, с юбилеем. Желаем Вам хорошего здоровья, радости, душевного тепла окружающих. Живите много­много лет. Мы гордимся Вами. Вы для всех пример мужества и трудолюбия, несгибаемой стойкости и человеческой доброты, пример христианского смирения. Простите нас всех: руководство колхоза и местную администрацию, социальные службу и односельчан - за то, что сделали и делаем для Вас далеко не всё.

Н. ЗАХАРОВА, председатель первичной ветеранской организации с.Кругликово

Комментарии (0)

Реклама
Каталог организаций